Футурама (Futurama)
Одежда для поклонников Футурамы!
 
О мультсериале
Смотреть онлайн
Персонажи
Описание серий
Фото, обои, саундтрек
Скачать все серии
Наша группа Вконтакте. Подписывайтесь!
Мы Вконтакте. Подписывайтесь!
 
Сериал Футурама (Futurama) - Беседа о математике в Футураме с Джеффом Вестбруком

Интервью взяла Сара Джей Гринвальд ( Sarah J. Greenwald), Аппалачский университет, США 25 августа 2005 г.

Перевод с английского: MG

Редакция: mulder, Dr. Zoidberg, DeadAngel.

Английский оригинал статьи на сайте автора.

25 августа 2005 года я, к своему волнению, получила возможность побеседовать с Джеффом Вестбруком. Джефф получил звание бакалавра в Гарвардском университете по специальностям «физика» и «история науки», а потом доктора наук Принстонском университете по специальности «информатика». Он был адьюнкт-профессором в Йельском университет, а затем работал в лабораториях AT&T, прежде чем стал сценаристом Футурамы и, с 2004 года, Симпсонов. Отредактированная стенограмма нашего разговора приведена ниже.
От теоретической информатики к сценариям для Голливуда
Математика в Футураме («Коробка-парадокс Фарнсворта», Инопланетные шрифты, «P=NP», схема цепи и ДНК Фрая)
Математика в Симпсонах (Девалгебра, готовящиеся эпизоды о женщине в математике и эволюции)
Заключительные замечания: советы, сходства в профессиях, ссылки на будущее, и «NUMB3RS»
От теоретической информатики к сценариям для Голливуда

Сара: Вы работали в лабораториях AT&T и преподавали в Йеле после окончания Принстонского университета, не расскажете, почему вы решили перебраться в Голливуд?

Джефф: Когда я ещё был студентом в Гарварде, я писал для «Гарвардского Памфлета», как, я думаю, и все в вашем списке (очевидно, имеются в виду сценаристы Футурамы, бывшие студентами Гарварда — прим MG). Но когда я был уже на старших курсах, мне казалось, что надо бы заняться серьёзным делом, а не этим никчёмным писательством. Я окончил магистратуру и занялся профессиональной карьерой. Мой отец был математиком, так что я пошел по его стопам, но у меня годами оставался контакт с людьми, так что я делал кое-что и на стороне. Мы с Кеном Килером как-то написали сценарий «Дальний космос-9», который отослали. Это был такой шуточный сценарий, где два комика прилетают на Дальний космос-9 (космическая станция во вселенной Star Trek — прим. MG) с неким пикантным спектаклем, и так оскорбляют инопланетную публику, что на планете Баджор начинается глобальная война. Тем временем, моя жена закончила стажировку в Йеле и захотела перебраться куда-нибудь на Западное побережье, чтобы найти там работу — она биолог. А я всегда думал, что не был бы против пописать сценарии, и это казалось хорошей возможностью закрепиться на Западе, и по чистому совпадению как раз тогда запустили в производство Футураму. Я очень хорошо знал Кена Килера, а также некоторым образом знал других ребят по «Памфлету», вобщем, Кен сказал: «Если тебе интересно, можешь попробовать». Я решил, что это будет хорошим шансом не ждать, когда твои работы оценят, а увидеть результаты своего труда прямо на экране, так что я написал некий сценарий, и таким образом был нанят.

Сара: А вы никогда не думали вернуться назад?

Джефф: Вообще я думал об этом непрерывно первые шесть месяцев работы над Футурамой. Вокруг была такая непривычная среда, и время текло медленно и мучительно, и хотя и было весело, но я думал: «Боже мой, о чём я думаю, играя в эту игру». Я целый год отсутствовал в лабораториях AT&T, а когда сезон закончился, все думали, что это шоу точно запретят. Так что я было уже собирался вернуться в AT&T. «Ну, ребята, было весело, но я возвращаюсь, и я просто счастлив вернуться, это здорово, что не надо принимать трудного решения, я достаточно повеселился». Тогда Дэвид Коэн сказал: «Нет, прости, но мы продолжаем, и я хочу, чтобы ты остался, и контракт ещё действует». Так что на самом деле пришлось решаться, и я решил, что это было слишком весело, чтобы от этого отказываться. Так что я остался и делал Футураму.

Сара: И вы оставили там кучу ссылок на науку и математику.

Джефф: Да, это было здорово — там было много таких штучек.

Сара: Вы уже говорили, что на ваше решение заняться теоретической информатикой повлиял ваш отец. А как насчёт поддержки со стороны семьи и общества? Ощущали ли вы ее в продолжение вашей карьеры в информатике, и ощущалась ли она после перехода в Голливуд?

Джефф: Что вы имеете в виду?

Сара: Поддерживали ли вас люди?

Джефф: Моё решение чем-то заниматься? Моя мама искренне одобрила моё решение поступить в аспирантуру, и она думает, что моя работа на телевидении — абсолютное преступление.

Сара: Но вы же приносите людям радость, верно?

Джефф: Она видит это по другому. Думаю, если бы я написал роман, она бы отнеслась к этому с большим уважением. А мой отец никогда не влиял на мой выбор. Он типичный математик старой школы, к тому же и англичанин, так что он слишком сдержан и вежлив, слишком вежлив, чтобы сказать «Сынок, ты поступаешь, как идиот». Вообще я думаю, его не смутил мой уход на телевидение. Он сам обратил моё внимание на ваш сайт и статьи (имеются в виду сайт и статьи Сары Гринберг, автора «Футурамы ?k» — прим. MG), и он первым сказал «Ты знаешь про этих людей?» Наверное, он увидел вашу статью в каком-то журнале, который читал.

Сара: Да их вообще много было таких.

Джефф: Ну, вобщем, он меня спросил: «Ты что-нибудь знаешь про это?» — «Нет, это здорово, это просто сказка».

Сара: Круто!

Джефф: Большинство людей думают, что у меня отличная карьера. Мой босс в AT&T , когда я ушёл, сказал: «Ну что ж, я тебя понимаю. Надеюсь, там у тебя ничего не получится и ты вернешься сюда работать».

Сара: Ох, как здорово!

Джефф: Да, это был приятный момент, а потом он добавил: «А ещё я очень завидую людям, которые вот так могут поменять свою работу». Он на самом деле, очень приятный человек. Почти первым делом они спросили: «Ну так когда покажут эпизоды про AT&T?» И я бы такие сделал, вообще-то. Исследовательские лаборатории — очень интересные места. Когда-нибудь...

Сара: А какой работой вы там занимались? Или вы не можете об этом говорить?

Джефф: Да нет, совсем ничего секретного там не было. Я работал в группе по сетям. И там было больше практических вещей чем там, где я работал до этого. Мы постоянно занимались теоретической работой и публиковали статьи в теоретической прессе, но также нам было поручено и претворять это в прикладные сетевые технологии, в частности, AT&T. Там и правда было очень здорово. Это было чудесное место с замечательными людьми, и было очень занятно в течение долгого времени заниматься кучей теоретических вопросов, чтобы потом испытать это в реальном мире и посмотреть, что из этого получится. Вобщем, замечательное место.

Сара: Как вы туда попали из Йеля?

Джефф: Опять таки по знакомству с разными людьми из разных мест, которых я знал по научной деятельности.

Сара: Вы там были вместе с Кеном (Килером)?

Джефф: Нет, Кен вообще там был задолго до меня. Он там поработал немного, прежде чем его засосало на телевидение. Сейчас весьма забавно вспомнить. Тогда мы с ним фактически работали вместе в науке. Мы написали вместе статью. А потом он говорит: «Ну, мне пришло предложение о работе от Леттермана». И я устроил ему долгую проникновенную, как это плохо для человека с его опытом и подготовкой, и как общество нуждается в математиках, выполняющих тяжкую работу, и как он может всё забросить, и уйти на телевидение. А он и говорит: «Да ладно, я же просто попробую». А ещё восемь лет спустя уже было «Хочешь, приходи к нам на Футураму?» - «Да! Приду! Можете на меня рассчитывать!»
Математика в Футураме

Сара: Итак, каково было работать над Футурамой в новой среде после математических и научных перспектив? Мне рассказывали, что там были долгие научные и математические дискуссии среди сценаристов, прежде чем это попадало в мультфильм.

Джефф: Ага, я подумывал над примером, пока сюда ехал. Вот был такой эпизод Футурамы как «Коробка-парадокс Фарнсворта» («The Farnsworth Parabox»), где главным исходным была изобретенная Профессором коробка, служившая вратами в иную вселенную, а на другом конце Профессор из иной вселенной изобрёл такую же коробку.Так что если вы залезете в коробку, то вылезете уже с другой стороны, а потом хуже того, по сюжету была сделана ещё куча таких коробок, все с несколько различными иными вселенными. И опасность в том, что если вы нечаянно уничтожите коробку, она разрушит и вселенную, в которую ведёт - и я не думаю, что из этого парадокса был выход. Но нам надо было закончить эпизод тем, чтобы всё осталось на своих местах, а коробки были бы в месте, где их никто не мог уничтожить, и мы провели целую ночь, придумывая как. Должна быть только одна базовая, нулевая вселенная, из которой не должно быть выхода. Ещё надо было поместить одну коробку в другую, снаружи вселенной. Это был обычный трюк. Мы предложили алгоритм, по сути, поиск в ширину вложения коробок друг в друга, в конце которой ты помещал итоговую суперкоробку в базовую вселенную, и на этом всё заканчивалось. Мы доказали корректность. Это был линейный временной алгоритм.

Сара: У вас ещё сохранились эти записи?

Джефф: Да уже не знаю. Мы этим занимались в комнате номер два - у нас было две комнаты для Футурамы. Мы вернулись и притащили это в комнату номер один. Не-научники уставились на нас так, будто мы совсем сошли с ума или сами прибыли из другой вселенной через коробку-парадокс, чтобы рассказать им нашу историю.

Сара: Мне этот эпизод очень нравится.

Джефф: А в конце концов мы использовали ещё более простое и элегантное решение, когда ты волшебным образом втаскиваешь коробку в коробку. Мы были весьма разочарованы, ибо крайне гордились своим результатом. Он был почти пригоден для публикации, я бы сказал, в области типа обработки информации. И этим мы занимались по случаю. Пожалуй, это была самая безумная вещь. И конечно моё первое задание, когда я впервые вошёл в эту дверь, я был совершенно напуган и просто не знал чего ожидать. Я знал, что надо там сидеть и просто так сочинять шутки за деньги, после того как ты привык делать это забавы ради. Я даже и не смог сесть, пока Кен не сказал: «Ладно, вот твоё первое задание: нам нужно придумать код для инопланетного языка».

Сара: Хотела вас спросить по поводу этих инопланетных языков. Итак, вы сделали инопланетный язык № 1? (Пример: «Пасхальное яйцо» с DVD 4-го сезона, Послание к Занудильникам, расшифровка).

Джефф: Нет, инопланетный язык №1 получен простой заменой. Аниматоры просто придумали 26 символов, которыми заменили алфавит (Пример: «Шпанский Фрай» («Spanish Fry») надпись, расшифровка).

Сара: Так это сделали они? А они объяснили, как именно...

Джефф: Вообще-то не вполне уверен. Мне просто сказали: вот это А, вот это В... Прямо так это в шоу и вставили вместе с несколькими наводящими подсказками. И знаю, что Дэвид и кто-то ещё говорили, что думали, будто пройдёт некое время, прежде чем зрители поймут, но оказалось, что уже через полтора часа подсказки появились в Интернете, ну и ещё немного времени заняло всё это расшифровать, но вообще всё было сделано моментально. Так что первым делом мне и велели придумать второй инопланетный алфавит, и уже не простой подстановкой, потому что это слишком просто, так что давай-ка что-нибудь посложнее.

Сара: И вы сделали 26-ричный код?

Джефф: Да, вполне стандартный ход, где i-ая кодовая буква есть сумма по модулю 26 первых введенных букв. При этом на месте числа ставится соответствующий значок.

Сара: Верно. А на gotfuturama.com по-видимому, один значок отсутствует, так как его никак не найдут ни в одном из эпизодов. У вас есть полная раскладка по символам?

Джефф: Да, была сделана полная раскладка, и аниматорам передали соответствующую программу. Им дали диск с программой, но в конце концов мы им так и не решились довериться, так что это всегда делал я сам, и затем отдавал им готовое задание. Должен заметить, что видимо, не так уж тщательно мы проверили, чтобы там были все значки. Мы тогда исходили из позиций, что шоу продолжится вечно, так что рано или поздно мы выдадим все возможные символы.

Сара: Может, если дадут добро на ДВД, вы сможете опубликовать недостающий символ где-нибудь на нём.

Джефф: Можно и так. Было бы здорово. Этот алфавит оказался гораздо более трудным для интернетчиков, так что о нём долго дискутировали, где-то с год или около того, пока наконец, не вычислили. В конце-концов, видимо, появился кто-то, кто занимался криптографией и он сразу его раскусил. Впрочем, были и так замечательные теории. В одном из эпизодов мы показали этакие розеттские камни, на которых нарисовали символы («День, когда Земля отупела», («The Day The Earth Stood Stupid»))... Я не знаю, слышали ли вы про всё это и раньше.

Сара: Да, но ничего, продолжайте, для сайта это пригодится.

Джефф: Это было на родной планете Нибблера.

Сара: И второй инопланетный язык там тоже был...

Джефф: Ага. Первый инопланетный язык принадлeжит некой злой и страшной расе пришельцев, которая пишет что-нибудь про человеческое мясо («вкусные человеко-бургеры», которую можно видеть в заставке), или какие-то ещё высказанные вещи. Подразумевалось, что Нибблоняне говорят на втором языке. На «розеттских камнях> было нанесено одна и та же фраза на двух языках. И это были два слова , (сладкое пузико). Были там и ещё кое-какие вещи. Был, например, чат криптографов («Бициклоп на двоих» («A Bicyclops Built for 2»)).

Сара: В интернете ходили также слухи о том, что есть и третий инопланетный язык, и подсказки могут быть в каких-то ещё местах вроде Браслета Лилы («Родина Лилы» (Leela's Homeworld)), где есть некие значки, которые могу входить в третий инопланетный язык. Вобщем, люди пытаются найти подсказки по третьему языку в новых местах. Существует ли он в мире Футурамы на сегодняшний день?

Джефф: Насколько я знаю, нет, никаких разговоров о третьем инопланетном языке не было, так что, видимо, волноваться нечего. Однако я не могу обещать, что аниматоры не придумали третий язык, и не вставили его куда-нибудь. На браслете Лилы есть куча каких-то значков. Знаю, что в один эпизод мы вставляли шутку о том, что это может быть, но я уже не помню, что там было. Не думаю, что там где-то был третий инопланетный язык. Сказал бы нет. И на самом деле скажу, нет, там не было третьего языка. Возможно, это спасёт всех от жутких мучений. А для специалистов по конспирации скажу: ничего, продолжайте сомневаться, потому, что знаю, что вы и тут мне не поверили.

Сара: У вас есть какие-нибудь комментарии по поводу Интервью Дэвида? Например, Шутка про Р и NP. Я думаю, это ваших рук дело («Положи голову мне на плечо» («Put your Head on my Shoulder»))?

Джефф: Да, моих. Я это отлично помню, поскольку это было одно из моих первых дел в шоу. Слабо. Не очень хорошая шутка.

Сара: Что вы имеете в виду под «слабо»?

Джефф: Это была просто шутка на заднем плане.

Сара: Ну, так многие из математических шуток остаются на заднем плане, верно?

Джефф: Конечно. Было просто поручено придумать что-нибудь забавное на задний план в интерьере кладовки. Я сперва думал поставить там консервные банки с наклейками P и NP, в которых было бы какая то паста или топливо, которым заправляют калькулятор, чтобы он решал соответствующие проблемы, или даже какая-нибудь паста, которую надо просто намазать на что-нибудь, чтобы решить соответствующую задачу.

Сара: Здорово.

Джефф: У нас просто была такая идея, что в будущем расчет всяких запутанных проблем, а будет выглядеть совсем по другому. Вообще уже не помню, что мы надумали в сценарии, и что велели нарисовать аниматорам. Но в итоге получилось, что это что-то вроде двух книг, и в этом, несомненно, гораздо больше смысла на первый взгляд, чем в том, что было у нас. Надеюсь, к 3000 году проблема будет решена. Это моя догадка. Официально объявляю это потомкам.

Сара: Фанам Футурамы 3000 года...

Джефф: Настроимся на это.

Сара: Была ещё пара вещей, о которых я его спрашивала, и которые, как он думает сделали аниматоры. Например, вот эта круговая диаграмма на 360°(«Время всё ещё скользит» (Time Keeps on Slipping)). Это кажется забавным, но вообще я не могла прочитать, что написано на доске, а Дэвид думает, что это сделали аниматоры.

Джефф: Ага... Ну, я склоняюсь согласиться с Дэвидом, хотя это странно. Поскольку там есть несколько настоящих значков. У них есть символы, которых, кажется, у них и быть бы не должно.. Наверное, мы могли выписать там кучу каких-то символов, и сказать, вот, используйте кое-что из этик штук.

Сара: Дэвид тоже так думал.

Джефф: Я думаю, они всё это вместе и собрали, но разные значки предложили им мы. Но вот это, на самом деле точно, из чего следует, что звездочка равняется squish (повидло). Это, вообще, вполне допустимое равенство. Не знаю. Кажется, я этого не писал. Вы спрашивали Стью Бёрнса об этом?

Сара: Нет, у меня не было возможности сесть и поговорить с ним.

Джефф: Ну, спросите его об этом. Мне кажется, что это настоящая математика. Я не слышал, чтобы у кого-то из аниматоров была математическая подготовка. Простите, если бы мог, ответил бы определенней.

Сара: Да ничего!

Джефф: Будем считать, это дело рук сценаристов. Неплохо... Кое-что смутно припоминаю. Вот, вспомнил. Это касательно науки в Футураме. В футураме как-то Бендер открыл дверцу, я должен вернуться назад и точней обрисовать, в чём была шутка. Вобщем, он открывает дверцу и показывает на схему цепи на обратной стороне своей дверцы («Гудок» («The Honking»)), а Дэвид хотел, сделать настоящую, взаправдашнюю схему цепи на другом роботе, так что меня опять послали в отдельную комнату, чтобы я нарисовал им схему цепи, которую можно было бы увидеть в действительности. И кажется, я сделал простую триггерную схему: вы знаете, что это такое?

Сара: Нет. Вообще-то, я начинала учиться на инженера, но это было уже давным-давно.

Джефф: Это электрическое устройство с двумя входами и одним выходом. Тактовый сигнал на входе и сигнал на выходе. Входной тактовый сигнал синхронизирует вход с выходом, на чём основана работа всех калькуляторов и механических систем. Я тщательно перерисовал триггер и отдал его аниматорам, так он оказался в эпизоде, а это реальная работающая цепь.

Сара: Хотела спросить вас касательно сценаристов, которые упоминали, что это Дэвид подталкивал всех на то, чтобы вставлять математические ссылки в оба шоу. С вашей точки зрения это верно? Я знаю, что вы не можете комментировать касательно Симпсонов, потому что он работал на них до вас, но вот в Футураме, это он создавал такую атмосферу, или это был эффект вашей группы с научным образованием и вы непроизвольно говорили о таких вещах и вставляли их в сериал?

Джефф: Ну, Дэвид определённо создавал атмосферу, которая способствовала всему, что представляет научный интерес, и я так думал с первого дня. Он обожал и всегда приветствовал такие вещи и таким образом, все кому это было интересно, находились в первых рядах, из-за этого, пожалуй, мы и могли впихивать что-нибудь интересное с точки зрения науки в сериал, что мы потом и делали, придерживаясь при этом как можно большей точности и правдивости. Так мы не стали придумывать какую-то звезду в тысяче световых лет от нас, мы пошли, проконсультировались в соответствующем альманахе и нашли там название звезды, которая от нас в тысяче световых лет, её и взяли (имеется в виду Омикрон Персея — прим. MG). Потом мы спорили о вещах вроде генетики Фрая («Розуэлл, что хорошо кончается» («Roswell that Ends Well»)). У нас были продолжительные дебаты в комнате сценаристов, но ни к какому выводу мы не пришли. Этот вопрос до сих пор открыт, насколько известно. Так что вот и исследовательская задачка для всех.

Сара: Дэвиду уже много народу написало об этом.

Джефф: Да конечно. Поскольку это научно-фантастическое шоу, то туда легко можно вставить ссылки на науки... Думаю, он как следует, подготовился на Симпсонах, чтобы проводить действительно смешные вещи. На первых порах он был один из немногих математиков в Симпсонах, что и делало его особенным. Нельзя получить правильного представления о Голливуде только по работе в Футураме. Там, вообще говоря, не так уж много людей со степенями. Есть несколько юристов, но очень мало сценаристов-учёных. Не знаю, что там делают в NUMB3RS (телевизионное шоу, в котором два математика расследуют преступления с помощью уравнений — прим MG). Возможно, там кто-то есть.

Сара: Насколько я могу сказать, там нет никого с математической подготовкой. У них есть несколько консультантов, но это совсем не то же, что держать сценариста с математическим образованием, который может направлять сюжет так, что кто-то снаружи скажет: «Окей, это настоящее уравнение» Думаю, по самому шоу это заметно. Как насчёт ещё каких-то ссылок в Футураме, которые вам нравятся или за которые вы ответственны?

Джефф: Могу подумать об этом в порядке домашней работы, ибо не уверен, что могу думать о чём-нибудь сейчас.
Математика в Симпсонах
Сара: Можно я задам несколько вопросов о Симпсонах?

Джефф: Конечно!

Сара: Вы упомянули, что штука с «девалгеброй» — ваша. Каково её происхождение? («В Футу-Драме» («Future-Drama»), GABF12) Лиза читает список курсов в Йеле: «Как здорово, что в Йеле наконец запретили мужчинам заниматься наукой. Так, посмотрим: Взять специализацию по „женометрии“ или „девалгебре“»?

Джефф: Это было в эпизоде про будущее, где Лиза пошла в Йель, и мы разговорились о том, какой Йель будет в будущем, и сразу же в наших мозгах всплыло, что математикой будут заниматься только женщины.

Сара: Примерно во времена Лоуренса Саммерса? (27-й президент Гарвардского университета, экономист — прим MG.)

Джефф: Да, точно... Вот мы и подумали: «Ну, парни больше не будут заниматься математикой, а преподавать будут «женометрию», «девалгебру» и всякие подобные штуки...»

Сара: Мне эта шутка очень понравилась. Вы упоминали, что должен быть эпизод про Лоуренса Саммерса? («Девочки просто хотят просуммироваться» («Girls Just Want to Have Sums»)).

Джефф: Будет. Мы уже вычитывали сценарий за столом. В некотором плане это будет весьма трудный эпизод, так как мы хотели затронуть эту тему, но в то же время не хотели под него подводить никакой очевидной идеологии, так что трудно было добиться чего-то удовлетворительного, но у нас, пожалуй, получилось интересно. Лиза там много занимается математикой. Конечно, там были одни или две простые математические штучки, в конце-концов, она лишь во втором классе. Не думаю, что мы сделали там что-то сложное.

Сара: Она умненькая, но...

Джефф: Мы со Стью хотели протолкнуть туда проблему обхода Кёнигсбергских мостов (Проблема заключается в следующем: есть некий набор островов на реке, соединённых мостами. Надо установить, можно ли обойти все острова, не проходя ни по одному мосту дважды — прим MG). Так мы провели около получаса, пытаясь превратить это в простенькую шутку, но ничего не получилось.

Сара: Ох: Неприятно такое слышать.

Джефф: А, не сдавайтесь... Мы продолжаем за это бороться так или иначе.

Сара: Круто!

Джефф: Вобщем, он уже готовится к выходу. А ещё мы готовим эпизод про эволюцию.

Сара: Когда они могут выйти?

Джефф: Они все из 17 сезона, так что выйдут, наверное, следующей весной, я так думаю. Сценарий к эпизоду про эволюцию написал Стюарт. Но его было гораздо легче писать, честно говоря. Было гораздо проще выбрать правильную идеологическую позицию, нежели в случае женщины в математике.

Сара: Вы уже столько проработали на Симпсонах, и там не было больше никаких ссылок на математику, связанных с вами?

Джефф: Не знаю ничего такого, что появилось бы, с тех пор, как я там участвовал.
Заключительные замечания: советы, сходства в профессиях, ссылки на будущее, и NUMB3RS

Сара: У вас есть, что сказать или посоветовать студентам-дипломникам?

Джефф: Математикам?

Сара: Или вообще.

Джефф: Я совсем не жалею о том времени, которое я посвятил математике и науке. Этим было здорово заниматься. Я испытывал удовлетворение и радость, и ушёл я из математики не потому, что мне она не нравилась... Хотя должен заметить, что я не математик, и никогда на это не претендовал. С настоящими математиками я и близко не стоял. Но всё равно, заниматься этим было здорово, я ни в коем случае, об этом не жалею, и хочу сказать, если вас это интересует, смелее вперёд! Я ушёл оттуда просто из-за того, что было интересно опробовать что-то другое, и мои интересы вовсе не несовместимы, творческая работа — это творческая работа в весьма значительной степени. Для меня оказалось изрядным сюрпризом, как эти оба занятия похожи, когда я разглядел всё с обеих сторон.

Сара: И в чём, например, состоит сходство?

Джефф: Самое большое удовольствие, которое я получал, работая над компьютерными и математическими проблемами, было рассиживаться с ребятами, работавшими над той же задачей, но в то же самое время много шутившими и балагурившими, это здорово поднимало дух командной работы и часто приводило к интересным решениям. Придумывание сценария в чём-то очень похоже. Даются некие исходные, и спрашивается, как собрать все кусочки воедино, чтобы работало. В сценарном деле очень много аналитической работы и требуются незаурядные способности, как, впрочем, и почти в любом другом деле. И тут большой плюс математике. Ничто не тренирует тебя лучше и не даёт таких аналитических навыков, как математика. Этот навык очень важен в самых неожиданных местах: написании сценариев для телевидения или мультфильмов, даже в юриспруденции, может быть.

Сара: Надеюсь, что это не ваша следующая работа...

Джефф: Да, верно.

Сара: У нас и так много юристов.

Джефф: Ага. Было интересно, можно ли вернуться? Вот в чём вопрос...

Сара: Ну, я не знаю, преподавали ли вы в Йеле.

Джефф: Да.

Сара: Ну, если вам нравится преподавать, вы определённо можете опять идти преподавать. А вот возвращаться на исследовательскую работу, если вы сделали долгий перерыв, гораздо труднее, но я вообще не знаю, иногда люди делали перерыв, а потом возвращались.

Джефф: Такого никогда нельзя исключать. Здорово, что вы к нам заглянули, потому, что это в определенной степени зажгло над нами небольшой огонёк, и сегодня, в честь вашего визита мы добавим чуть больше интересных математических глав. Ян Макстон Грэхем (один из продюсеров Симпсонов — прим MG) как то сказал: «Мы обязательно так и сделаем, потому что общались с этими людьми».

Сара: Отлично! Спасибо! Значит, на данном этапе сложившаяся атмосфера позволяет добавить такого рода вещи, связанные с математикой, и которые люди могут не понять?

Джефф: Да, думаю, есть определенная поддержка при включении такого рода вещей — больше в природу или в фон, чем при попытке комично обыграть это на переднем плане, что сделать гораздо труднее.

Сара: Что ж, вы не хотите потерять часть своей аудитории.

Джефф: Ну, как вы знаете, в Симпсонах всегда было несколько слоёв, так что по-моему, там гораздо больше, например, ссылок на поп-идолов 70-х или телепрограмм 50-х, которые зрители уже не поймут, что уж говорить о математике, так что с нашей стороны будет вполне возможно вставить в шоу какие-то математические штучки. Я думаю, преступлением это не будет.

Сара: Если будет футурамская полнометражка, вы будете над ней работать?

Джефф: Без комментариев.

Сара: А как насчёт полнометражки «Симпсоны», которая находится в производстве, как я видела в интервью. Вы к ней тоже привлечены?

Джефф: Нет, на ней я не работаю. Она в производстве, но без моего участия.

Сара: Есть ещё какие-нибудь замечания по науке в прочих шоу?

Джефф: Всегда здорово и вроде бы даже нельзя ошибиться в таких вещах, потому, что кому-нибудь всё равно это понравится, и именно каждый такой маленький пункт и делает зрителей фанатами шоу. Зачем недооценивать зрителей? Они вообще-то достаточно умны, и не надо рассматривать их как идиотов. Так что я продолжаю свой поход. Никакого специального похода, конечно, нет, но думаю, хорошо бы было его предпринять. Не стоило бы поминать NUMB3RS, но я не люблю шоу вроде NUMB3RS, которые кажутся научными, но это на самом деле лженаука. Мне вот ещё нравится CSI (CSI: Crime Scene Investigation — детективное шоу на Си-Би-Эс — прим. MG), но вот моя жена биолог, ей тоже нравится, но она просто смеётся над тем, как они там намудрили. На самом деле трудно сделть что-то с одной стороны научно достоверное, а с другой, что добавляет какую-то драму. Я практически чувствую, что псевдонаучность шоу на пользу не идёт, но возможно это лишь бахвальство с моей стороны. Как вы думаете, математики любят NUMB3RS?

Сара: Им нравится идея, но я не слышала, чтобы многие из них смотрели его регулярно, так что не могу сказать.

Джефф: Ну, понятно. Я один раз посмотрел, они рассматривали загадку Монти Холла... (задача из теории вероятности, в которой предлагают изменить выбор, показав другой, заведомо неправильный — прим. MG)

Сара: Ну, там много похожего на то, как я подаю определенные математические понятия студентам-гуманитариям, и кроме того много всяческих натяжек и неправильного произношения терминов или имён математиков, или ещё чего хуже. Иногда мне кажется, что Чарли — просто представитель математиков другого типа на грани помешательства, и его социальные навыки становятся всё хуже и хуже. Что до меня, то поскольку Футурама и Симпсоны заставляют людей смеяться, я скорее посмотрю их, чем NUMB3RS, ведь NUMB3RS — это не очень хороший мотиватор изучать математику, а создаваемые там стереотипы могут вообще отпугнуть студентов, в то время как создавать математические шутки самой у меня не очень получается. А вот заставить студентов посмеяться над математикой — это действительно хороший способ завоевать их внимание и интерес. Вот за это я особенно признательна математическим упоминаниям в Симпсонах и Футураме.

Джефф: Ну, вы знаете, что общий смысл тут в том, что математика вообще весёлая вешь. Это вообще обширное поле для игры, коли вас это захватило, таким образом, те, кто любят что-то творить для телевиденья и мультипликации, любят заниматься и математикой, потому что обе вещи приятно делать. Надеюсь, студенты проникнутся этой идеей.

Сара: Да, спасибо! Спасибо огромное, за то, что дали такие наводки, и будем ожидать новых встреч в будущем!